Разговоры, разговоры, разговоры...

Разговоры, разговоры, разговоры.

Перелитый образ через призмы.

Переглядки на соседские заборы –

Чья-то жизнь разобрана на – измы.

 

Аккуратно рассеченная на метры,

Разделенная на градусы и звуки.

Мы - судейства наискуснейшие мэтры.

Мы, чьи белизной покрыты руки.

 

Пятибалльная шкала для объяснений,

Не без зависти, отнюдь, голов качанье.

Все заметим, перемоем с исключеньем

Если правы мы в своем блудливом замечании.

 

И в мантильях черных пребывая,

Большинство из времени досуга,

Мы лукавствуем, однако, забывая,

Что при этом судим мы друг друга.


 

Стройка

 

Мы вместе строим светлый Божий дом,

И бесполезных нет на этой стройке

Давайте же поближе вглянемся в постройку,

Посмотрим, кто же трудится на нем.

 

Средь зиждущих, будь ночь то, или днем

Видны простые люди и не очень.

Такие есть, что нанялись в наем,

Но есть и те, кто ищут славы Отчей.

 

Их не пугает труд в морозы или зной,

Они отдали жизнь свою и каждый новый камень

Часть их души, что куплена Христом,

А потому прекрасен, свят и славен.

 

И этот дом, слагаясь из живых камней,

Основан на земле, но ввысь стремиться в небо.

Он нам урок: «Ты духом пламеней,

Стремись туда, где сердцем еще не был».

 

Но есть еще дельцы, успешно продают,

Дарованное Божьей благодатью,

И десятину с мяты в Божий дом несут,

Слагая горделиво у распятья.

 

Они уверены, что счастье это мзда,

И чем она счастливей – тем крупнее.

Забиты доверху богатствами дома,

Но вряд ли ты найдешь здесь святость и смиренье.

 

Они уставы Божии берут

И превращают в звонкие монеты,

Но позабыли главное – про истину и суд.

И попирают Господа заветы.

 

Грехам уже давно утерян счет,

Но скажут, мол: «Греховная натура».

Но иногда, нет-нет, да и мелькнет

Убийственный оскал из под овечьей шкуры.

 

Страшись таких, ведь сказано про них,

Что это люди поврежденного мышленья.

Ты жертвой можешь стать от общества худых

И можешь не избегнуть искушенья.

 

Вокруг строительства всегда идет движенье,

Но если мы и трудимся на ней –

К кому из них имею отношенье

Подскажет мне пусть совесть поскорей.

               Невеста.

 

 Я жду тебя и днем и ночью,

Стою в воротах, где же ты?

Нет веждам сна, открыты очи,

Ведь знаю, ты не спишь в пути.

 

К тебе послал Я караваны,

Мои дары – к твоим ногам!

Благоухание Ливана – алоэ, смирна и ладан.

 

Ты – как печать на сердце Бога.

К тебе – стремление Отца!

Он знает всю твою дорогу,

Ее прошел Он для тебя.

 

Так приготовь себя – Невеста!

Встречай в нарядах Жениха!

Нет на тебе порока места,

Прекрасна ты – Любовь Моя!

                   

                     Душа тоскует

    

Душа тоскует, так стремясь за птичьей стаей.

Ах, как ей хочется покинуть горький край.

И насладится Божьим миром и отрадой.                   

Сказать земле и этой осени: «Прощай!»

   

Душе так хочется парить над облаками,

Расправив чистое и белое крыло.

Забыть дела, забыть потери и печали

Туда вернуться, где нас ждут уже давно.

 

Деревья словно дети тянут руки к небу

И словно слезы обрывается листва

Так вот и я стремлюсь туда, туда, где небыль

И свое сердце изливаю для Тебя.

 

Душа желает быть на небе с Иисусом

Ах, как ей хочется покинуть этот храм,

И до избытка наполняться Божьим Духом.

И дать покой своим натруженным рукам.

 

 Я вместе с птицами лечу к Тебе на встречу,

Я вместе с росами, склоняюсь пред Тобой.

Благодарю за каждый день, за каждый вечер,

Что был дарован в жизни мне моей земной.

 

 И сколько время пробежит, я не замечу

Ведь это Бог Любви, Спаситель мой, Святой

Тебе спасибо, что пришел,  ко мне на встречу.

Я свое сердце изливаю пред Тобой 

                             Ко дню рождения 

 

Как много ширится дорог

не лучше всякой и не хуже.

              Ты задаешь себе вопрос:  

«Куда пойти? Кому я нужен?»

 

Желанным хочешь быть как все,

продлить свой род – как все стремишься.

Живешь, надеешься, творишь,

ломаешь, строишь, любишь, злишься.

 

Мы все как россыпь из камней

на этой жизненной дороге,

Ведь на земле ты не один,

но уникален – только в Боге.

Если я пред Тобой.

 

Если я пред Тобой, а внутри только плач.
Обними  меня, Боже, утеши!

Не прошу жемчугов,

Кадиллаков и дач.

Исцели мое сердце! Поспеши!

 

Если счастлива я перед троном Твоим

Не стесняясь, пою и танцую.

Это значит, что мир

Мой Господь подарил

И легко мне сказать, что люблю я.

 

Если занята я, не в обиде мой Бог,

Он вникает в любую задачу.

Все что вижу сейчас,

Все уроки мои –

Это Он сотворил, не иначе.

 

Это счастье, Отец, знать, что в тайне хранишь

Мою суть, мою боль и надежду.

Никогда не предашь,

Не уйдешь, не проспишь

Но со мною "Ты есть" как и прежде.

 

Позаботься, прошу, обо всем, что во мне.

И о тех, кто меня окружает.

О любви между теми,

Кто верит в Тебя,

И на встречу с Тобой поспешает.

 

Что желаешь, мой Царь?

В сердце думы о чем?

Раздели со мной, Отче, заботы.

А потом посидим,

Просто так. Помолчим.

Или может быть, вспомним кого-то.

 

Мой Любимый, за все благодарна Тебе.

Лишь Тебе одному доверяюсь,

Потому что и смерть

Для меня победил.

Пред Тобой я  на веки склоняюсь. 

 

 

Иные страны

 

Солнце яблоком малиновым зависло,

Всем напоминая о жаре,

Но деревья толстым инеем покрыты

Потому как минус десять на дворе.

 

В голове, каких-то планов мельтешение,

Только я не думаю о них.

У меня сегодня настроение помечтать о странах,

                                об иных.

 

В этих странах буду я свободной

От борщей и тряпок и полов.

Бытом я не буду искушенной,

                                будет все – еда, одежда, кров.

 

А еще я буду там красивой,

Будет все, как у принцессы, у меня.

Буду самой-самой, и любимой,

                                и сиять от счастья как заря.

 

Никогда не встречу негодяя,

Никогда не уроню слезы,

Зло не прикоснется, оскверняя ни меня,

ни близких и родных.

 

В странах тех, где каждый будет счастлив,

Обретя пристанище свое,

Вспомним этот вечер и участье,

В том, что здесь зовется Рождество. 

 

Говорите  истину друг другу!

 

Если вам когда то нанесли обиду,

Если вас теперь отчаяние гнетет,

Говорите истину, истину друг другу,

Что и грешных нас простил когда-то Бог.

 

Если ваш любимый, дорогой и близкий

Новизну теряя, в чем-то потускнел

Говорите истину, истину друг другу

Что в одежды белые Бог его одел

 

Если вы устали от своей работы

Или быт вседневный вовсе одолел

Говорите истину, истину друг другу,

Что для быта тоже Божий есть предел.

 

Что однажды, скоро, мы увидим город

Город без страданья, слабости и слез!

Где не ведом страх, паника и голод

И в Свои объятья ждет всех нас Христос!

 

Если внешний вид, чей-то, вас тревожит

Пополнел он слишком или постройнел

Говорите истину, истину в надежде,

Что Отец любви, взял его в удел.

 

Если отдавили вам случайно ногу

Или в давке локтем дали наотмашь

Говорите истину, истину народу

Что души и тела Бог-Целитель наш

 

Если вы столкнулись с горечью и смертью

Нет замены близким, не вернуть назад

Говорите истину, истину. Поверьте,

Бог сильнее боли и сильней преград.

 

Если то случилось, что не поправимо,

Или за добро вам кто-то злом воздал

Говорю вам истину, что необъяснима

Любящие Бога – все на благо нам!

 

Говорите истину. Истина прекрасна!

Не унизит истина и не подведет.

Но свободу даст, ведь гарант – Сам автор!

Милосердный, Любящий наш Спаситель Бог!

                       Убийца.

 

Она изящной опирается рукою.

Она не слышная и тонкая скользит,

И воплощеньем грации и нежности – собою,

До глубины души, она, являясь, удивит.

 

Издалека она прекрасна и желанна,

Она к себе влечет незрелые умы,

Приблизившись, коснется ласково, нежданно,

И тихо нож достанет свой из-под полы.

 

Рука взметнулась, словно для объятий,

И грудь открыта, где сочувствие как дар.

Но если ты наклонишься, приятель,

Тебя ждет быстрый и рассчитанный удар.

 

В недоумении сползая на колени,

Еще не веря, но уже теряя кровь,

Тебя тогда и настигает озаренье,

Что это Жалость.

А ты думал, что Любовь.

                            Пир

 

- Вот это радость, слышал? Царь наш сына женит!

Зовет он самых близких, приближенных и родных.

Эх, жаль, меня там нет, ведь те, кто будет принят,

Толкуют о столе и роскоши,

которой не видали от начала дней.

Откормлены стада

– нежней еще никто не кушал мяса.

Вино в мехах,

рекой должно потечь из царских погребов

Из блюдец золотых изысканных салатов

Предложат тем вкушать,

кто будет возлежать у царских ног.

 

Проходит час, другой и на базаре те же двое

Встречаются опять и снова впопыхах

 

О переменах дня заходят разговоры,

чем занят царь, чем занят сын и те,  

кто на пиру побыть хотят.

 

- Ты слышал новость? Нет?!

Да как же не услышать!?

Уж посланы гонцы,

зовут князей на этот брачный пир!

 

 Пробраться б во дворец я был бы тише мыши

Попасть туда желаннее,

чем этой мыши скушать сыр

А нас не позовут! А было бы так кстати,

Уж я бы разоделся как павлин!

 

– Да, хвастуна такого и льстеца всей этой знати,

Еще не знал песок Израильских равнин.

А вот что знаю я, нет пира без скандала

Уверен, что и здесь его не избежать

Однако ж заболтался я с тобой, а надо

Ведь и свои дела мне тоже продолжать.

 

Уж полдень миновал и на углу каком-то

Посплетничать про пир встречаются друзья

 

– Ты слышал?

– Слышал!

– Не  постигнуть мне, однако!

– А в то, что рассказали мне и верить-то нельзя!

– Скажи, что знаешь ты.

– Если верить слухам, то князь один придти не захотел. Купил участок он.

– Так чем же это худо?

– Купить купил, а посмотреть не посмотрел.

– Он что, пропустит пир?

– Конечно, а ты думал?

Ему уж продавец и купчую принес.

– Земля-то, под дворец?

– Гляди-ка, что придумал! Земля под огород.

Какой забыл, капустный что ли, или под овес…

– А он продешевил, но есть еще умнее,

Вот князь другой, с отказами прислал.

– Что ж, болен он?

– Гораздо все смешнее,

Его послы нашли, когда себе корову покупал.

– Так что ж, купил?

– Купил! Собственноручно в стойло

ее из-за цены большой он должен отвести.

– И это не придет, но как, же недостойно

Из-за житейских дел на эту свадьбу не придти

 

Палящий зной пустынь сменяется прохладой

Дворец в убранстве как невеста для царя

Но в залах тишина и тешиться забавой

О новых выходках князей народная молва.

 

Корова, огород, вот свиста и усмешек

Предметы сплетен дня. Забавный анекдот!

Но вот еще слушок: - царю обидно это,

Ведь и последний князь на свадьбу не придет.

 

Проверен слух. Женился он недавно,

И без своей жены ни шагу за порог.

Жена то молода, спесива, своенравна,

И нагружать не хочется своих прекрасных ног.

 

Комичней не придумаешь сюжета

Господь на пир позвал, а люди не пришли.

И было бы смешно, но очень грустно это,

Ведь это Он о нас, о христианах говорил.

 

Иуда

 

Вифания. Симон.

В общении перед Пасхой

            В кругу своих и тех, кто дал им кров

Христос вкушает

Рядом Лазарь с Марфой

И о предательстве священникам идет их разговор

 

Иуда мрачен.

Вести о распятии

             тревожат ум – вдруг ящик отберут?

Христос твердит Свое.

Хлопочет где-то Марфа.

             Вот как всегда, и здесь покоя не дадут.

 

И как некстати!

Снова здесь Мария!

             Зажав в руке, какой-то пузырек,

Подходит ко Христу

И возливает миро,

              разбив сосудец у Господних ног.

 

Иуда возмущен!

- К чему такие траты?

              Его б продать да нищим раздарить!

 

Спокоен Бог.

Марию хвалит за растраты

            - Она успела тело к погребенью предварить.

 

Иуда зол!!

С таким не сваришь кашу.

               На трон не сел и деньги потерял.

И вышел вон.

Искать себе зарплату,

               Пришел к священникам и им Христа продал.

 

Христопродавец.

Нарицательное имя

                 тому, кто Бога за наживу предает.

Но есть другие.

Сердцем как Мария,

                  кто для Христа и душу отдает.

 

Сад Гефсиманский. Ночь.

Распятие. Свершилось!

                 И мироносицы спешат еще при свете звезд.

Вот солнца свет

Иуду осветило,

                  что на суку висит и всю в слезах Марию,Которой этим утром явится Христос!

 

 

Притча о десяти девах.

 

Горница. Тихо. Тлеют лампадки.

Десять невесты подруг

Очень устали. Спиться так сладко -

Зова встречающих ждут.

 

За полночь. Где же? Ночь и ни звука!

Россыпь жемчужная звезд.

Чья-то лампадка тихо потухла.

Мрак притаился как гость.

 

Девять, нет, десять. Десять их было

Тех, что мерцают в ночи.

Кажется, время напрочь застыло.

Что же никто не кричит?

 

Две. И четыре. Ровно пятерка

Меркнет в светильниках свет.

Что там? Шумят на наших задворках,

Может Жених или нет?

 

Вот сторожа возвещают: «Встречайте!

Едут невесту забрать!

Масло в светильники вновь доливайте!»

Где ж его ночью то взять??!!

  

Свита дружков. Вот девицам потеха!

Радость, веселье их ждут.

Но пятерым совсем не до смеха –

В лавку на ощупь бредут.

 

Масло! Купили! Вернуться скорее!

Может и нас подождут?

Дверь на засове! Закрыли! Закрыли!

Больше их в доме не зовут!

 

 «Мы же свои! Открывайте! Впустите!

Вышли всего-то на час!»

Вышел Жених: «Кто вы такие?

Я и не видывал вас!»

 

 «Знаем Невесту, сторожа знаем,

Нам и дружок твой знаком».

«Я вас не видел! Я вас не знаю!

Двери закрыты вам в дом.

 

Ждущие верно, в радость войдите,

Будем со мной вечерять!»

Церковь! Святые! За труд не сочтите,

Свой огонек поправлять!

 

В мире темно, а в церкви так спится

Друг мой, себя не жалей!

Хоть не большая, но есть вероятность

Зов пропустить сторожей!

Велик и Свят!

Мы говорим: «Как Ты велик!»
Но забываем, как Ты свят. 
Ведь за грехи любимый Сын, 
В стыде и сраме был распят. 

Он свят вовек! И нет того,
Кто до конца постичь бы смог, 
Как в этой святости Своей 
Столь милосерден сердцем Бог. 

Не заслужить и не купить
И сотой толики того, 
Что приготовил Бог святым 
И чтущим заповедь его. 

Беги греха, не стоит он 
Ни капли пролитой крови
Твоей души не стоит он 
От мимолетного – беги!

Беги туда, где Бог велик, 
Где сходит праведность Его
Туда, где за твои грехи
Бог отдал Сына Своего. На Голгофу.

В день Рождения Марины

 

Не случайное имя – Марина,

Дал тебе Бог, Создатель всего.

Словно море ты нетороплива,

С гор Господних начало его.

 

Оставайся такой же глубокой,

Наполняясь из Божьей любви.

Будь как небо Господне высоко,

И как море – во веки  живи.

 

                        Вечеря

 

          Вечеря, тихо. Все ли в сборе?

          Да, все двенадцать за столом.

          Их встреча выглядит как сговор,

          Но речь сегодня не о том.

 

          Счет на часы перед распятьем,

          Так много хочется сказать!

          Но вместо слов, снимая платье,

          Бог будет ноги умывать.

 

          Как раб последний на коленях 

          И с полотенцем на плече

          Ученикам своим в смирении

          Любовь является в Христе.

 

         Недоумение: «Тебе ли?..»

         «Не будешь часть иметь со Мной»

         «Тогда, прошу, не только ноги,

          Но руки, голову помой!»

 

         «Вы все омыты через Слово.

         Чисты ж не все. Предатель есть.

         Он от начала уготован,

         Но вряд ли то большая честь.

 

         Не сомневайтесь – Я учитель,

         Не сомневайтесь – Я Господь.

         Друг друга так же вы любите

         Друг другу так же мойте плоть.

 

         Иду, как сказано в Писании,

         Иду, как сказано, ведь Я 

         Всех вас избрал и выбрал даже

         Того, кто в эту ночь предаст Меня.

 

        Никто не спрашивай: «Не я ли?»

        Вы все предатели мои

        Но Я хочу, что б вы все знали

        Что не убавится любви.

 

         К чему все эти разговоры?

         Ночь коротка, и каждый час

         Так дорог им. Недоговоры,

         К чему, скажи, они сейчас?

 

        А что тут скажешь? Рядом лишний.

        Вот он надулся в уголке.

        Кусок с вином принявши вышел

        И растворился в темноте.

 

        Закрылась дверь. Судьба решилась,

        Уже решилась для двоих.

        Вот встал Христос. Ночь опустилась,

        И гомон дружеский затих.

 

        Какое слово же Он скажет? 

        Что хочет донести до нас?

        Какую тайну нам расскажет

        Иль удивит безмерно нас.

 

        Глаза покрыты поволокой

        И в уголке блестит слеза,

        Как нежен взгляд! В нем нет упрека,

        Сомнений, горечи и зла.

 

        Христос готов, уста открылись

        Глаголет истина чрез них

        И новым светом озарились,

        Сердца собравшихся святых.

 

        Так что сказал-то? Что ж такое?

        Какой вы радостью согреты?

        Вот смысл послания Отцова – 

        Христос сказал им просто: «Дети!» 

Радость

 

Поля цветочками – веснушками покрылись

Деревья в платьица оделись у дорог

Акации цветы для ласки солнышка открылись

И аромат лесов приносит теплый ветерок

 

Природа славит жизнь. Природа славит Бога!

Из каждой веточки сочит ее хвала

С каким восторгом подчиняется законам

Определенными от Господа Творца.